search

 
 
 
 
       

Язык, пословицы и поговорки

Языковые особенности пословиц и поговорок

Пословицы и поговорки — это тот жанр фольклора, которым каждый из нас пользуется ежедневно, часто даже того не замечая.
Древнейшая мудрость народа прекрасно вписывается в современность, она отражает отстоявшуюся в веках народную философию, национальный и общечеловеческий исторический опыт. Ведь хотя каждый народ имеет свои особенные пословицы и поговорки, и, тем не менее, у другого народа обязательно „находятся подобные им по смыслу, а иногда они и просто совпадают, хотя создавшие и пользующиеся ими народы живут чуть ли не на географически полярных расстояниях. Объясняется это и общностью исторического опыта и идеологии на одних и тех же ступенях общественного развития, этническим и языковым родством, экономическими и культурными контактами.
Ведь то, что разделяет людей на те или иные народы, гораздо меньше того, что объединяет их под общим названием чело¬вечества.
В этих коротких пословичных изречениях отражены и бытовые реалии народа, и животный мир, и природа его родной страны, и социальные условия, в которых он живет, и его историческое прошлое, его отношения с соседями, друзьями, врагами.

Перевод пословиц и поговорок составляет особую трудность и непременно требует знания языка, с которого осуществляется перевод, специфику трудного жанра устно¬го народного творчества, где мысль выражена не просто предельно ясно, но и лаконично, где в переводе не должно быть ни лишнего слова, ни описательности, ни буквальной передачи оригинала. Суть — в сжатой художественной форме.
Непременно должна быть выражена и определенная точка зрения, ясная и законченная мысль“ [Н.Владимирова, Б.Саримсаков 1988: 216].
Всякая мысль может быть назиданием, но далеко не каждая, даже назидательная, мысль может стать пословицей. Чтобы назидательная мысль превратилась в пословицу, нужны определенные условия. Одно из этих условий заключается в том, что мысль, лежащая в основе пословицы, непременно должна прой¬ти испытание в процессе многолетнего социального опыта наро¬да. Только тогда она, во-первых, обретет по-настоящему назида¬тельный характер и станет способной убедить людей. Во-вторых, выраженная в пословице мысль должна носить общечеловечес¬кий характер. В-третьих, отвечающая этим требованиям мысль должна выкристаллизоваться в лаконичную, совершенную в художественном отношении форму. Лишь при обязательном соблюдении этих трех условий назидательная мысль становится пословицей.
Длительность процесса формирования пословиц и их исчезновения из речевого обихода — понятие во многом условное, относительное, оно неразрывно связано со структурой общества, со степенью стабильности (или нестабильности) его социально-экономической, политической и культурной жизни. В зависимости от изменений в социальной жизни претерпевает изменения и содержание пословиц: они сужаются, расширяются, приобретают другой смысл. В этом, в свою очередь, находит выражение еще одна характерная особенность пословиц — неразрывная связь с жизнью общества. Во-первых, в них объективно, лаконично и выразительно отражены взаимоотношения различных слоев общества, нравственные нормы и убеждения, быт и труд, любовь и ненависть; во-вторых, пословицы не просто фотографируют действительность со всеми ее деталями и подробностями, а отображают лишь самое типичное из реальной дей¬ствительности той или иной эпохи. В-третьих, пословицы обобщают и в краткой резюмирующей форме передают опыт, накопленный народом в многовековом трудовом процессе, и, наконец, в-четвертых, пословицы не просто отражают многовековой опыт народа, но и поясняют, комментируют его.
Пословицам присуща широта смыслового диапазона, что открывает простор для семантических сдвигов, позволяет употреблять одну и ту же пословицу в различных значениях. Нередко благодаря этому срок жизни пословиц значительно увеличивается.
Национальные и интернациональные пословицы и поговорки

Национальные пословицы и поговорки ярко отображают быт, нравы, обычаи и прочие особенности создавшего их народа. Пословица не просто изречение. Она выражает мнение народа. В ней заключена народная оценка жизни, наблюдения народного ума. Не всякое изречение становилось пословицей, а только такое, которое согласовывалось с образом жизни и мыслями множества людей,  - такое изречение могло существовать тысячелетия, переходя из века в века.

Интернациональные пословицы и поговорки представляются своего рода нитью, связующей отдельные культуры. По ним можно судить, сколь большое значение придавалось образному слову пословиц всеми народами. Трудно найти в Европе такой уголок, куда не проникли бы наиболее популярные пословицы. Пословицы – это элементы культуры, которые сближают, а не разъединяют народы. Облечённый в форму пословиц жизненный опыт, идейные, этические и эстетические принципы обладают незаурядной силой проникновения. Большие расстояния, различия в языке и социальном строе, государственные границы не составляют для них преград.

Художественные образы, семантика и идейная направленность, способы стилистического нюансирования, последовательно повторяющиеся в разных языках, и совпадающие нередко мелкие детали языковых форм убедительно свидетельствуют о том, что в большой части интернациональных пословиц заключается общность  генетического порядка. Признаки типологического сходства дают себя знать преимущественно в сферах тематики, идей и логико-синтаксических конструкций.

«Сравнение пословиц – нелёгкое дело, но делать его можно и нужно. Чем больше удаётся накопить соответствий на разных языках, тем богаче совокупность фактов, характеризующих сущность типа, тем больше разнообразной дополнительной информации.  Сравнения, к примеру, способствуют уточнению семантики пословиц, которая по текстам, включённым в отдельные сборники и оторванным от лингвистического контекста и экстралингвистических ситуаций, не всегда поддаётся разбору. Соответствия дополняют друг друга и вместе с тем дают повод для новых вставок, замечаний, уточнений. Сопоставления национальных версий расширяют кругозор исследователя – в его руках сосредотачиваются сведения о путях распространения отдельных пословиц, о развитии их форм, об их трансформациях.

Путём сопоставлений можно проникнуть во внутреннюю взаимосвязь пословиц, получить представление о соотношении в них явлений действительности, художественных образов и языковых форм.

Если художественные образы и мотивы, на основе которых идентифицируются соответствия  одного и того же  типа, относятся к константным началам, то доминантная роль принадлежит синтаксическим конструкциям, сравнительно последовательно варьирующим в соответствиях на многих индоевропейских языках. Синтаксические модели выступают в роли постоянных языковых данных, своего рода отправного пункта в низшие и высшие уровни. Синтаксические конструкции наилучшим образом иллюстрируют распределение типов по версиям; по версиям, в свою очередь, можно судить о направлениях варьирования, о путях и причинах распространения соответствующих пословиц. Они обуславливают появление тех или иных словоформ, отчасти определяют звуковой облик вариантов, хотя не исключается и обратный результат – порой сами версии оказываются под влиянием звуковых и динамических языковых факторов» [Григас, 1976:293]. Сравним пословицы: русская – «Материнская молитва со дна моря вынимает» и старообрядческая на территории Литвы: «Матери молитва со дна моря тянет», где несогласованное определение занимает не постпозицию, а препозицию по отношению к определяемому слову, как в литовском языке «Motinos malda...».

Философичная по своей природе, пословица всегда выдвигает на первый план облеченную в совершенную художественную форму законченную мысль или вывод. Философичность пословиц проявляется, с одной стороны, в доходящем до гиперболизации обобщении, а с другой — в правдивом отображении диалектических закономерностей и категорий через объективное изображение жизни.
Пословица — и народная нравственность, и народная дидак¬тика, поучение, не сводящееся к унылой нравоучительности.
Краткость пословицы часто предметна, и сложность ее в том, что она, лишенная заумности — часто в намеках и недвусмыс¬ленной прямоте: «Блудливая свекровь и невестке не верит».
Выводы
В языковой картине мира каждого народа можно выделить общечеловеческое ядро, образованное универсальными объективными понятиями как основы интеллектуальной обработки информации, универсалиями человеческого существования, которые реализуются в языке как лингвистические универсалии. Выявление лингвистических универсалий является основанием для сравнения картин мира в разных языках, такими универсалиями и являются пословицы и поговорки.

Картина мира в пословицах и поговорках характеризуется рядом отличительных признаков, существенно влияющих на формирование её «семантического пространства» и структуры. Признаки:

1.    Универсальность. Самый факт существования пословиц и поговорок представляет собой лингвистическую универсалию: не существует языка, в составе которого не было бы пословиц и поговорок.

2.    Антропоцентризм. Создателем картины мира в языке является познающий субъект, который при описании действительности ставит целью не только обозначить в языке реалии, понятия и явления, но и выразить своё отношение к ним. Главным мерилом ценности мира является сам человек, его потребности, интересы и чувства, он воспринимает мир как созданный «по своему образу и подобию».

3.    Экспрессивность. Экспрессивность, или выразительно-изобразительные качества, пословиц и поговорок связана с понятием коннотации. Коннотация как бы «наслаивается» на высказывание и придаёт ему экспрессивную окраску.

 
.
To top